Военные задачи.

Для того чтобы способствовать осуществлению военных задач, которые себе ставит милитаристическая клика, она ведет ультрашовинистическую пропаганду среди рабочих масс. Она издает многочисленные шовинистические книжки и брошюры и распространяет их среди рабочих и крестьян. Сюда относится, между прочим, распространенная в Японии книга «Рикугун токухон» («Армейская хрестоматия»). Это нечто вроде хрестоматии, предназначенной для внедрения в народные массы шовинизма и веры в микадо, чтобы стимулировать их готовность беззаветно служить ему и даже с радостью умереть за него на поле брани. Этой популярпой книге предпослано предисловие военного министра Араки и прежнего генерал-губернатора Кореи генерала Угаки. По сути дела она представляет собой популярное введение к меморандуму Танака *. Те же мысли выражены Каку Мори, одним из лидеров партии сэйюкай, в его докладе о дальневосточной конференции от июня 1927 года под председательством премьер- министра генерала Танака **.

Первая оборонительная линия Японии.

Он говорит, в частности, следующее:
«Маньчжурия является первой оборонительной линией Японии. Для поддержания мира на Дальнем Востоке Япония должна защищать эту оборонительную линию, хотя бы для этого пришлось поставить на карту национальное существование. К экономическому развитию Маньчжурии и Монголии мы должны применять принципы равных возможностей для всех и политику открытых дверей. Для того чтобы провести в жизнь эти принципы и стоящие перед Япопией задачи, она будет вести борьбу против всех, кто вздумает выступить против Маньчжурии и Монголии. Говоря откровенно, если Россия вздумает нам противодействовать, то Япония будет бороться против России. Так или иначе Япония будет стоять за Маньчжурию. Такова была основная суть проблем, обсуждавшихся на конференции. В отношении России и Америки вопрос представляется решенным. Раньше или позже неизбежен прямой конфликт».

Он говорит, в частности, следующее:

«Маньчжурия является первой оборонительной линией Японии. Для поддержания мира на Дальнем Востоке Япония должна защищать эту оборонительную линию, хотя бы для этого пришлось поставить на карту национальное существование. К экономическому развитию Маньчжурии и Монголии мы должны применять принципы равных возможностей для всех и политику открытых дверей. Для того чтобы провести в жизнь эти принципы и стоящие перед Япопией задачи, она будет вести борьбу против всех, кто вздумает выступить против Маньчжурии и Монголии. Говоря откровенно, если Россия вздумает нам противодействовать, то Япония будет бороться против России. Так или иначе Япония будет стоять за Маньчжурию. Такова была основная суть проблем, обсуждавшихся на конференции. В отношении России и Америки вопрос представляется решенным. Раньше или позже неизбежен прямой конфликт».

Заявления военного министра.

Таковы смелые заявления военного министра Араки и лидера партии сэйюкай.
Для того чтобы натравить рабочих и крестьян на Советский Союз и возбудить их ненависть против китайских советов, японские империалисты, военщина и дипломаты энергично ведут военную пропаганду. Прежний японский посол в Москве Токити Танака в июне 1932 года опубликовал в одном из журналов статью «Советский Союз и Япония», в которой он говорит следующее:
«С того времени, как возникла советская система, она привлекла к себе пристальное внимание и вызвала большое беспокойство со стороны японцев.

Таковы смелые заявления военного министра Араки и лидера партии сэйюкай.

Для того чтобы натравить рабочих и крестьян на Советский Союз и возбудить их ненависть против китайских советов, японские империалисты, военщина и дипломаты энергично ведут военную пропаганду. Прежний японский посол в Москве Токити Танака в июне 1932 года опубликовал в одном из журналов статью «Советский Союз и Япония», в которой он говорит следующее:

«С того времени, как возникла советская система, она привлекла к себе пристальное внимание и вызвала большое беспокойство со стороны японцев.

Один аспект.

Один аспект ее
* Программа агрессивной политики японского империализма, разработанная генералом Танака и представленная в виде меморандума императору Японии в июне 1927 года.— Ред.
заключается в русско-японских политических взаимоотношениях, что по сути дела сводится к советской политике в отношепии Китая… Мы не можем игнорировать быстрого и всеобщего роста коммунистического движения па обширных территориях Китая и того факта, что это неизбежно приводит к беспорядкам и разрушению Китая… Японцы полагают, что источником этого движения является ленинизм и что развитие его происходит благодаря тем, кто прямо или косвенно находится под влиянием Москвы».

Один аспект ее

* Программа агрессивной политики японского империализма, разработанная генералом Танака и представленная в виде меморандума императору Японии в июне 1927 года.— Ред.

заключается в русско-японских политических взаимоотношениях, что по сути дела сводится к советской политике в отношепии Китая… Мы не можем игнорировать быстрого и всеобщего роста коммунистического движения па обширных территориях Китая и того факта, что это неизбежно приводит к беспорядкам и разрушению Китая… Японцы полагают, что источником этого движения является ленинизм и что развитие его происходит благодаря тем, кто прямо или косвенно находится под влиянием Москвы».

Суровый арктический климат.

Суровый арктический климат, бедная тундровая природа и безлюдье Крайнего Севера привели к тому, что побережье Северного Ледовитого океана долгое время оставалось не исследованным, за исключением участка, смежного с северной частью Атлантического океана.
Побережья Баренцова и Белого морей посещались русскими промышленниками (новгородцами), повидимому еще в X и
XI веках. К сожалению, записей об этих первых путешествиях не сохранилось, и имена первых мореплавателей невозможно восстановить. Такие записи имеются, начиная с конца XI века. В XII веке появились уже письменные показания о существовании русских поселков на Севере. Русские кочи бороздили бурные воды полярных морей и проникали далеко на север от берегов. Морские сообщения были уже тогда довольно оживленными.
На берегу Белого моря поморы и новгородцы много сот лет назад добывали слюду и вывозили ее в глубь страны, в Москву. Беломорская слюда, которую использовали в то время вместо оконного стекла, шла и за границу под названием мусковита.

Суровый арктический климат, бедная тундровая природа и безлюдье Крайнего Севера привели к тому, что побережье Северного Ледовитого океана долгое время оставалось не исследованным, за исключением участка, смежного с северной частью Атлантического океана.

Побережья Баренцова и Белого морей посещались русскими промышленниками (новгородцами), повидимому еще в X и

XI веках. К сожалению, записей об этих первых путешествиях не сохранилось, и имена первых мореплавателей невозможно восстановить. Такие записи имеются, начиная с конца XI века. В XII веке появились уже письменные показания о существовании русских поселков на Севере. Русские кочи бороздили бурные воды полярных морей и проникали далеко на север от берегов. Морские сообщения были уже тогда довольно оживленными.

На берегу Белого моря поморы и новгородцы много сот лет назад добывали слюду и вывозили ее в глубь страны, в Москву. Беломорская слюда, которую использовали в то время вместо оконного стекла, шла и за границу под названием мусковита.

Житье на Кольском полуострове.

Житье на Кольском полуострове в то время было неспокойное: частенько на русские поселки нападали шведы и норвежцы с целью грабежа, и на побережье вспыхивали короткие, но кровопролитные бои.
В одной из старинных записок сохранился рассказ о разбойничьем набеге шведов в ночь под рождество в 1589 году на русский монастырь в Печенгском заливе (на Мурманском побережье). Во время этого набега было убито и сожжено 116 человек, в том числе много женщин и детей. Запись заканчивается так:
Русские поморы упорно защищали свою землю, строились вновь и нередко ответными морскими набегами наказывали колонии грабителей.

Житье на Кольском полуострове в то время было неспокойное: частенько на русские поселки нападали шведы и норвежцы с целью грабежа, и на побережье вспыхивали короткие, но кровопролитные бои.

В одной из старинных записок сохранился рассказ о разбойничьем набеге шведов в ночь под рождество в 1589 году на русский монастырь в Печенгском заливе (на Мурманском побережье). Во время этого набега было убито и сожжено 116 человек, в том числе много женщин и детей. Запись заканчивается так:

Русские поморы упорно защищали свою землю, строились вновь и нередко ответными морскими набегами наказывали колонии грабителей.

Острова Шпицбергена.

Острова Шпицбергена (Свальбарда),  расположенные в восьмистах километрах от материка, посещались русскими еще до того, как они были заново открыты голландцами в XVI веке. Известна поморская семья Старостиных, которая в течение нескольких поколений, начиная с XV века, охотилась на Шпицбергенских островах. Последний промышленник из рода Старостиных прожил на Шпицбергене более тридцати лет и умер в 1826 году там же. В честь его мыс у входа в Айсфьорд   назван мысом Старостиным. Следы русских становищ имеются на берегах не только западного, но и восточного Шпицбергена.
Однажды — это было летом 1743 года — к восточному берегу Шпицбергена пригнало ветром и льдами промысловое судно. Четверо поморов — Алексей Химков, Иван Химков, Степан Шарапов и Федор Веригин — высадились на берег, чтобы найти избушку. Они разыскали ее и переночевали в избушке, а наутро обнаружили, что их судно бесследно исчезло. Вместе с оставшимся экипажем, при перемене ветра, оно было подхвачено льдами и вынесено в море, где и погибло.

Острова Шпицбергена (Свальбарда),  расположенные в восьмистах километрах от материка, посещались русскими еще до того, как они были заново открыты голландцами в XVI веке. Известна поморская семья Старостиных, которая в течение нескольких поколений, начиная с XV века, охотилась на Шпицбергенских островах. Последний промышленник из рода Старостиных прожил на Шпицбергене более тридцати лет и умер в 1826 году там же. В честь его мыс у входа в Айсфьорд   назван мысом Старостиным. Следы русских становищ имеются на берегах не только западного, но и восточного Шпицбергена.

Однажды — это было летом 1743 года — к восточному берегу Шпицбергена пригнало ветром и льдами промысловое судно. Четверо поморов — Алексей Химков, Иван Химков, Степан Шарапов и Федор Веригин — высадились на берег, чтобы найти избушку. Они разыскали ее и переночевали в избушке, а наутро обнаружили, что их судно бесследно исчезло. Вместе с оставшимся экипажем, при перемене ветра, оно было подхвачено льдами и вынесено в море, где и погибло.

Отважные поморы.

Отважные поморы, оставшиеся без запасов пищи и без снаряжения (с собой у них были топор, нож, котелок, трут с огнивом, ружье с несколькими патронами, которое вскоре уже не могло быть использовано), не растерялись. Соорудив из обломков досок, из найденных гвоздей простое оружие — лук, копья, — они стали жить охотой и благополучно прожили шесть лет. Только один из них не вынес однообразной жизни и пищи, заболел цынгой и умер; остальные были сняты с острова в 174-9 году случайно забредшим сюда судном и доставлены на родину. Жизнь этих людей среди суровой, негостеприимной природы — настоящий подвиг, который намного ярче и сильнее приключений вымышленного Робинзона Крузо на роскошном тропическом острове.
Плавание судов в бурных и холодных северных морях было трудным и опасным делом. Поморы не имели ни морских карт, ни точных мореходных инструментов. Суда делались из дерева и на деревянных креплениях. Не мудрено, что не все промышленники возвращались благополучно из далеких рейсов.

Отважные поморы, оставшиеся без запасов пищи и без снаряжения (с собой у них были топор, нож, котелок, трут с огнивом, ружье с несколькими патронами, которое вскоре уже не могло быть использовано), не растерялись. Соорудив из обломков досок, из найденных гвоздей простое оружие — лук, копья, — они стали жить охотой и благополучно прожили шесть лет. Только один из них не вынес однообразной жизни и пищи, заболел цынгой и умер; остальные были сняты с острова в 174-9 году случайно забредшим сюда судном и доставлены на родину. Жизнь этих людей среди суровой, негостеприимной природы — настоящий подвиг, который намного ярче и сильнее приключений вымышленного Робинзона Крузо на роскошном тропическом острове.

Плавание судов в бурных и холодных северных морях было трудным и опасным делом. Поморы не имели ни морских карт, ни точных мореходных инструментов. Суда делались из дерева и на деревянных креплениях. Не мудрено, что не все промышленники возвращались благополучно из далеких рейсов.

В пустынном разбушевавшемся море.

В пустынном разбушевавшемся море, когда расшатавшееся судно захлебывалось водой, не от кого было ждать помощи. Только крепость рук, верность глаза, знание моря и морская сноровка могли спасти мореходов от гибели.
Поморы поколениями накапливали опыт мореходного искусства. В перерывах между рейсами, сидя в избе у крохотного окошка или у сальной коптилки, наиболее опытные из них, познавшие искусство грамоты, выписывали буквы с замысловатыми росчерками. Строчка за строчкой лепились они на толстой бумаге, и постепенно создавались тетради записей. Там описывались расстояния между приметными пунктами, румбы компаса, которых надо держаться, сведения о глубинах, о заходах на якорные стоянки. Эти тетради хранились в семье как величайшее сокровище.

В пустынном разбушевавшемся море, когда расшатавшееся судно захлебывалось водой, не от кого было ждать помощи. Только крепость рук, верность глаза, знание моря и морская сноровка могли спасти мореходов от гибели.

Поморы поколениями накапливали опыт мореходного искусства. В перерывах между рейсами, сидя в избе у крохотного окошка или у сальной коптилки, наиболее опытные из них, познавшие искусство грамоты, выписывали буквы с замысловатыми росчерками. Строчка за строчкой лепились они на толстой бумаге, и постепенно создавались тетради записей. Там описывались расстояния между приметными пунктами, румбы компаса, которых надо держаться, сведения о глубинах, о заходах на якорные стоянки. Эти тетради хранились в семье как величайшее сокровище.

Типографский способ.

Да и верно, — в тот период, когда не издавалось лоций типографским способом, эти тетради, хранящие морскую мудрость нескольких поколений поморов, были сокровищем. От деда они переходили к отцу, от отца к сыну и всё время обрастали новыми подробностями, которые лоцманами держались в секрете от других людей.
Они назывались так: «Расписание мореходства», и это заглавие пояснялось следующими словами:
Русские поморы Мурмана и Белого моря обладали богатейшим опытом плавания среди льдов. И не удивительно, что именно из них выходили лучшие мореплаватели, открывшие пути к Новой Земле и на восток от нее.

Да и верно, — в тот период, когда не издавалось лоций типографским способом, эти тетради, хранящие морскую мудрость нескольких поколений поморов, были сокровищем. От деда они переходили к отцу, от отца к сыну и всё время обрастали новыми подробностями, которые лоцманами держались в секрете от других людей.

Они назывались так: «Расписание мореходства», и это заглавие пояснялось следующими словами:

Русские поморы Мурмана и Белого моря обладали богатейшим опытом плавания среди льдов. И не удивительно, что именно из них выходили лучшие мореплаватели, открывшие пути к Новой Земле и на восток от нее.